Непридуманные рассказы

Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Вс, 03 фев 2008, 22:39

сегодня в церковной лавке встретилось... читала и плакала...

Изображение

//...Протоиерей Валентин Бирюков из г. Бердска Новосибирской области еще ребенком пережил раскулачивание, когда его семью бросили на погибель в глухую тайгу, потом прошел блокаду Ленинграда — и все это время он ни на миг не утратил чистой детской веры… Его воспоминания о жизни и встречах с необычными людьми настолько удивительны — и все-таки они непридуманные… У отца Валентина особый дар — угадывать в других людях простоту веры, свойственную ему самому, самые запутанные вещи объяснять бесхитростным чистым сердцем. Не будучи богословом, он находит нужные слова и для протестанта, и для заплутавшего грешника, и для высокоумного атеиста. И слова эти часто трогают душу, потому что сказаны из глубины удивительно верящего и любящего сердца...//

читать - http://www.orthedu.ru/eparh/1077-10.html

отрывок из главы о жизни ОТЦА ПИМЕНА

//...Через два года после нашей встречи отец Пимен отошел ко Господу. А его уроки до сих пор у меня в памяти. Прощаясь, я поклонился и сказал ему:
— Спасибо вам большое!
А он — грозно так на меня глаза вскинул:
— Проси прощения!
— А за что? — удивился я.
— Неправильное ты слово сказал.
— А как надо?
— Спаси Бог! — громко произнес о. Пимен. — Только так. Иначе говорить — это грех. Что такое «спаси»? Это же Сам Спаситель. Кого мы просим о спасении? Бога, а не какое-то «бо». Так и надо говорить: Спаси Бог, Спаси Христос! Спаси Господь! Скажи всем...
И я тоже с тех пор все о том наговариваю. «Спасибо» -это говорить даже стыдно. Ведь Спаситель и Бог пришел всех нас спасти. А мы даже ленимся или не хотим полностью, правильно выговорить слово — Бог. Мы не думаем, какое это повреждение нашей жизни. Подумаешь, мол, буква! А, к слову, скажет преподаватель:
— Ребята, напишите «стол».
Они напишут, а последнюю букву не допишут. Получится не «стол», а — «сто»! Ох! Куда попали. Таких примеров много. Попробуй торговый работник в отчете — одну цифру пропусти. Что будет? О-хо-хо! Сердце заколотится! Давление повысится. А потом ревизия проверит — все товары целы. А что случилось? Да цифру пропустили! Вот как одна цифра действует в жизни. А тут — закон Божий написан. Закон! Божий. А мы его полностью пропускаем И не одну букву, а все буквы. Так куда же мы попадаем?
Попав на тот свет, Клавдия Устюжанина спрашивала:
— Господи, как я буду жить, если мое тело все изрезано? А нам понять надо, что у всех нас душа изрезана! То - тело. А то — душа. Мы все пораженные. Душа у нас у всех больная. Так сделаем ревизию в нашей душе! Видите -сколько недостатков у нас в жизни-то! В семье. В обществе. В Кремле. Если мы в земной школе в тексте требуем даже запятую точно поставить. А тут — школа Небесная. А тут — закон Божий у нас не исполняется. А если бы нас воспитывали жить по закону Божиему, всех, — то у нас бы не было ни крючка, ни замка, ни сторожа, ни тюрьмы, ни убийства, ни воровства, ни насилия, никакого хульного слова. И никакого оружия смертоносного нам не нужно. Смотрите, нам добра сколько делать — не переделать! А мы — не можем добро сделать. Потому что мы калеки — и телесно, и духовно. А поэтому нам надо Господа Бога просить всюду и всегда о вразумлении и о молитве. А чтобы нехорошие мысли не лезли, как говорил отец Пимен, «надо душу свою закрывать духовно Божьим законом. Не болтовней заниматься, а с Богом разговаривать». Благодать Его любить и ценить.//
Последний раз редактировалось Айрим Ср, 19 окт 2011, 14:04, всего редактировалось 2 раз(а).
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Ср, 19 авг 2009, 11:30

Божий хлеб
"В блокаду мы жили в Ленинграде. Я была тогда еще маленькой, но помню, что кроме бомбежек и цепенящего холода был сильный голод, потому что мне всегда хотелось есть.
Бабушка моя, жалеючи, гладила меня по головке и все приговаривала: "Ты, деточка, если будет трудно, помолись Боженьке, и Он даст все, что тебе нужно. Главное - верь и молись". И я стала молиться о хлебушке. Я представляла его пушистым, белым, с коричнево-золотистой корочкой. Я даже чувствовала его сладостный запах. Помолившись, я побежала на кухню посмотреть, не появился ли желанный каравай. Хлеба не было. Я чуть не расплакалась, но потом вспомнила, как бабушка говорила, что молиться надо усердно, со слезами.
Я снова стала молиться, делала земные поклоны и уж так просила, так просила, чтобы добрый Боженька послал нам хоть немного хлеба, но чтоб всем хватило.
Что произошло дальше, я запомнила на всю жизнь: дверь открылась, и вошел старичок, держа в руках огромный каравай хлеба. Ласково улыбаясь, он протянул мне хлеб, а я приняла это как должное. Ведь я так долго молилась, вот дедушка и принес мне хлеб. Встав на цыпочки,
я положила каравай на столешницу и оглянулась. Добрый дедушка исчез!.. Что же это такое? Только что был - и вдруг нету. Пока я раздумывала о странном старичке, пришла мама с работы. Мамочке было тогда всего двадцать восемь лет, но воспитывала она нас очень строго. Увидев хлеб, мама спросила, где я его взяла.
- Боженька дал, - ответила я, не смущаясь.
- Как - Боженька дал? - удивилась мама.
- Он его Сам принес, - отвечаю.
- А какой Он, Боженька? - допытывается мама.
- Старенький и ласковый, - описываю я.
- Может быть, он похож на кого-нибудь из наших знакомых? Кто же может принести хлеб в такое трудное время, когда за этот каравай что угодно выменять можно?..
Прошло несколько лет. Я выросла.
Как и все, состояла в октябрятской и пионерской организациях. Потом, окончив институт, стала работать педагогом, а потому в храм в своем городе ходить не могла. Но однажды, приехав на родину, я зашла в церковь. Подошла поближе к алтарю и тут увидела образ Николая Угодника. Я сразу узнала его: это был тот самый старичок, который в блокаду принес каравай хлеба. От нахлынувших воспоминаний свершившегося много лет назад чуда из глаз моих градом полились слезы.
- Николай Угодник, - зашептала я дрожащими губами, - это был ты. Прости меня, что я так мало молилась тебе, что до сих пор не поблагодарила. Но теперь я тебя не оставлю.
С тех пор я, слава Богу, не забываю скорого помощника Николая Чудотворца: ставлю ему свечи, заказываю молебны. Потому что тот блокадный каравай стоит больше всех послевоенных яств. А если надо испросить кому-либо здоровья, или стряслась какая-то беда, или потеряю что-то, я всегда обращаюсь: "Николай Угодник, батюшка дорогой, помоги мне!" И помощь приходит.


СВИДЕТЕЛЬСТВО О ЧУДЕ
Лев Владимирович встретил нас с о. Василием у порога. Был он, несмотря на летнее время, в душегрейке и валенках: ноги его плохо слушаются после инсульта. Он провел нас к себе в небольшую комнату мимо приветливых домочадцев.
Всюду на стенах висели писанные маслом картины с изображением православных церквей. В углу на столике - старинная икона Божией Матери, а рядом - начатый портрет
о. Николая с острова Залит. "Это только подмалевок", - пояснил Лев Владимирович, заметив мой взгляд, устремленный на подрамник с холстиком. "Садитесь, будьте гостями", - пригласил хозяин и стал показывать альбомы с фотографиями. "Я уж несколько лет занимаюсь фотографией, собираю виды храмов в Петербурге
и по всей Ленинградской области. Фотографирую чаще всего в праздники, когда духовенства и народа бывает больше.
Люблю снимать крестные ходы. Делаю это для себя, а когда умру, детям и внукам останется. И эти церкви, что на стене висят, я сам писал.
А ведь совсем недавно я не любил все это".
Разговор у Льва Владимировича трудный, говорит он с болезненным заиканием, и каждое слово дается ему с трудом. Но мы терпеливо слушали, боясь пропустить хоть слово, - не часто приходится видеть человека, воскресшего из мертвых, и слышать его достоверное свидетельство чуда Божия. И вот теперь я дословно передаю вам диалог живого человека с Богом.

- Я - третий и младший сын известного художника Владимира Овчинникова, - так начал он свой рассказ. - Мой старший брат тоже художник, и отец хотел, чтобы я пошел по его стопам. Он говорил мне: "Ты, Левка, садись, пиши натюрморты и будешь художником, через шесть месяцев академию без диплома кончишь".
Но у меня в голове были улица, вино и девушки. Я пил, курил, блудил. Так прогорала жизнь, и до сорока лет я не был даже крещен. Дело
в том, что деда моего репрессировали в тридцатые годы, и мы после этого отошли от Церкви, боясь преследования. Теперь уж мне сорок пять лет, у меня жена, дочь. Недавно умер отец, и я решил было написать о нем книгу, стал собирать материал. Но однажды вечером, когда мы втроем в уютной домашней обстановке смотрели телевизор, меня поразила страшная болезнь. Инсульт. Я вдруг почувствовал, как боль от уха змейкой пронеслась в горло, и я замер, не в силах что-либо сказать или двинуть рукой. Только кошка почувствовала: что-то неладное творится со мной, подбежала, лизнула руку и стала мяукать возле хозяйки, извещая, что случилась беда. В тот же вечер меня на скорой увезли
в больницу и положили в небольшую одноместную палату с окном, выходящим на сквер. В рот и нос вставили трубки, через которые питался мой организм. Положение было критическим, надежды на выздоровление никакой: с таким диагнозом люди обычно умирают через несколько дней, а то и часов. Я уже чувствовал, как приближается ко мне ангел смерти. Тоскливое чувство подступило к сердцу: неужели
я должен вот-вот умереть? Страх и обреченность завладели душой. И в тот же миг пришла отчаянная мысль, дающая надежду на спасение: ведь есть Бог, Который помогает тому, кто Его просит. Пересилив плен гордой непокорности, я мысленно воззвал: "Иисусе Христе, Сыне Божий! Если Ты есть, дай мне познать Тебя. Исцели меня, и тогда я обязательно крещусь".
В эту минуту я увидел своего покойного отца, выходящего из стены. Он грозно посмотрел на меня и произнес: "Не смей писать обо мне".
Потом он улыбнулся, поклонился мне и, помахав рукой, ушел обратно в стену. И тотчас я увидел круг и в нем образ Матери Божией, потом еще и еще образа, и я как бы вошел в церковь. Горели лампады, на окне висел тюлевый занавес, сквозь который был виден образ нерукотворного Спаса. Я отчетливо увидел это изображение и услышал слова, обращенные ко мне: "Что ты Мне ставишь условие? Я ваш Бог, и Меня надо просить, а не ставить условия".
"Господи! - сказал я умоляюще. - Продли мою земную жизнь, ведь я еще молодой, и у меня маленькая дочь. И больному брату нужна моя помощь". "Я вас только призываю, - продолжал голос Божий, - а вы сами должны ко Мне идти. Крещеные все на виду у Меня, а некрещеные во тьме ходят, и они далеко от Меня. Ты будешь жить еще... лет на земле".
Сначала я помнил число, названное Господом, потом забыл. Видно, так было угодно Богу, а для моей души не полезно. "Господи, а кому
я могу это рассказать?" - "Тому, кто поверит", - сказал Господь. В этот миг я почувствовал, как Божественный перст коснулся моей груди и горла. Что-то сразу пришло в движение, и я ощутил себя совершенно здоровым. Моей радости не было конца. Я ущипнул себя, желая убедиться, что все это происходит не во сне
и что я вообще жив. Я был жив. Лежал на койке и ничего уже не видел, кроме чуда Божия.
Мне захотелось пить, я налил в стакан воды
и выпил. Все шло нормально. Зашла пожилая врач, стала готовить капли. Я попросил принести мне еще воды и сказал, что я сейчас исцелился. Врач в изумлении могла только промолвить: "За сорок лет моей работы здесь никто еще из этой палаты своими ногами не уходил". Мы вместе прославили Бога за Его великое чудо.
Уже через неделю меня выписали домой, но, как память о моей болезни, осталось легкое заикание. Все это произошло пять лет назад,
и тогда же я принял Таинство Крещения.
Теперь вот только ноги болят, наверное, бесы в отместку, что ушел от них, крутят мои вены
и жилы. А быть может, такое полуисцеление полезнее для очищения моей души.

Простой и искренний рассказ Алексея Ивановича породил в моей душе благоговейную благодарную молитву к Богу.

ВИДЕНИЕ ВЛАДИМИРА
Живя в Печорах псковских в середине шестидесятых годов, я ежедневно ходил на службу в монастырь. Пел в братском хоре. Однажды, выходя из Михайловского собора,
я встретил молодого человека, который шел прямо мне навстречу. Невольно подумалось: "Не тот ли это человек, о котором накануне рассказывал псковский диакон Алексей?" И я спросил молодого человека: "Это вы - Владимир, который засыпал в армии и видел ад
и рай, блаженство праведников и мучения грешников?" - "Да, я, - ответил незнакомец, остановившись. - Я приду и расскажу тебе. Только у меня времени мало. Звали в один дом, но я успею". И мы пошли вместе с ним ко мне домой. Владимиру было двадцать восемь лет. Он рассказал следующую историю, которую
я передаю в сокращенном виде ввиду забвения некоторых подробностей.

- Я с детских лет сирота. Воспитывался одной монахиней-старицей, которая научила меня православной вере и сама была духовной подвижницей. После ее кончины я жил у родственников. Потом пошел служить в армию, где был поваром. Однажды мне приснилась моя покойная матушка и сказала: "Раб Божий Владимир, ты в Петров день надолго уснешь. Скажи своему командиру, чтобы с тобой ничего не делали и не хоронили". Проснувшись, я никому не сказал о своем сне, боясь насмешек.
На вторую ночь сон повторился, и я рассказал об этом своему другу. Тот посоветовал никуда не ходить и никому не говорить. "Иначе, - говорит, - тебя засмеют". На третью ночь матушка вновь явилась во сне Владимиру и строго сказала: "Если не скажешь, тебя закопают
в землю, и ты действительно умрешь".
Проснувшись, я тут же пошел к командиру
и все рассказал ему. Тот спокойно выслушал меня и отправил в медсанчасть на прием к врачу с запиской, которую тут же написал на листе бумаги: "Проверить психику и сообщить мне". Врач также меня терпеливо выслушал, задал несколько вопросов и велел идти обратно с ответом, который гласил: "Нервно-психическое возбуждение от увиденного сна. К несению службы годен". Я продолжал нести службу на кухне. Приближался православный праздник святых апостолов Петра и Павла. Тревога, волнение не покидали меня. Товарищи шутили надо мной. Но вот пришел этот день. С раннего утра до обеда я готовил пищу. Сам ничего не ел. Все ждал, что со мной будет, а со мной полдня ничего не было. В душу закрались сомнения: "Видно, это только сон". Проголодавшись, я решил поесть. Вдруг меня потянуло ко сну, и я тут же на досках лег. И вот что со мной случилось. Я встал, но уже в другом виде и свете,
а рядом со мной лежало мое почти бездыханное тело. Я удивленно смотрел на себя и видел, как сбежались солдаты.
- Умер Володя, умер, - шумели они.
Подошедшие командир и врач пытались быстро расстегнуть рубашку, чтобы сделать искусственное дыхание, но пуговицы почему-то не поддавались. Я пытался помочь им в этом, но мои руки не были властны над материальными предметами, и я понял бесполезность своих усилий и нелепость своего состояния.
Страх объял меня. Я видел, как безнадежно массировали мою грудь, как товарищи унесли мое тело в палату медсанчасти, и врач велел наблюдать за ним. В это время какая-то неведомая сила подняла меня от земли на небо. Кругом никого не было, но вот я увидел покойную свою матушку, которая, кланяясь, сказала мне: "Мир тебе, раб Божий Владимир". "Здравствуйте, матушка", - ответствовал
я по-мирскому.
- Ну вот, - продолжала она, - ты сомневался и пугался, и если бы не сказал командиру, тебя бы действительно схоронили. Мне велено показать тебе райские обители и темницы ада. Пойдем.
Мы шли, и мне открылась новая жизнь людей, некогда живших на земле. Я видел своих родных, знакомых и даже вождей, которых
я узнавал по земным портретам. В райских селениях было много света. Я видел девственников и брачных, отдельно монахов, но только
в разной славе. У одних был один венец на главе, у других два венца. И все они были довольны, радостны, славили Господа. Видел я там писателя Гоголя, книги которого читал в детстве.
Потом мне показали адские казематы, где задержанные на мытарствах грешники мучаются, истязаемые злыми духами до Страшного Суда Божия. Там я видел и своего покойного деда, торговца в мясной лавке. Он лежал, и от него шло зловоние и непрестанный стон от ударов по черепу. Черви грызли его внутренности, пахло тухлым мясом.
"Это за обвешивание и обман такая мука", - пояснила матушка. Видел я, как безбожников мучают лютые истязатели, бия их в темноте,
и они летают из стороны в сторону от этих ударов черных "боксеров", словно на ринге. Отчаяние и безнадежность были в их мрачных измученных лицах.
Слышал, как визжал раздираемый на части колдун, словно выли все взятые вместе паровозы, и видел, как бесы, подвесив его вниз головой, как со свиньи, сдирали с него железными зубьями кожу, строгали, и резали, и обжигали геенским пламенем. Видел, как блудников истязают немилосердные, бесстыдные духи злобы. С помощью большого колеса с острыми зубьями они разрывали промежности и злобно кричали средь неумолкаемых воплей и стонов грешников. Шли мы дальше, и я больше и больше ужасался открывающемуся мне на том свете. Вот большое темное мрачное озеро, кишащее живыми лягушками.
- Это не лягушки, - отвечая на мои мысли, сказала матушка, - а дети, убитые во чреве матерей. Они все здесь, у Бога ни одна душа не исчезает.
Кое-кто из этих жалких существ вдруг изменялся и радостно восклицал: "А моя мама покаялась!" И небесные силы уносили их
в светлую сторону. Я весь затрепетал, когда увидел самого многоглазого дракона - древнего змия, диавола, и его слугу антихриста. Толпы людей шли к нему в пасть со знаменами и плакатами, и он загребал их длинными лапами. Люди шли обезумевшие, опьяненные, что-то громко кричали и падали в огненное озеро, наполненное такими же несчастными. Сердце мое сжалось от страха и трепета, когда ко мне протянулись эти страшные лапы. Я чуть не упал, но матушка поддержала меня, и мы миновали эти страшные места. Много и других видов мучений было показано мне, но за неимением времени я рассказал тебе вкратце. Потом мы спустились на землю.
Шли уже пятые земные сутки моего небесного странствия, но я тогда не знал этого. На том свете другое течение времени. Была уже ночь,
и тело мое лежало в палате, покрытое белой простыней. Рядом дремала дежурная медсестра.
- Вот видишь, раб Божий Владимир, лежит твое бренное тело, а душа твоя стоит над ним, - сказала матушка. - Сейчас она должна войти
в него, потому что не время еще разлучаться. Войдешь в него, как и вышел, незаметно. Люди не верят, что есть у человека душа бессмертная, чуткая, святая, и за это неверие дадут ответ Богу, как и за все свои дела беззаконные. Рассказывай всем, что ты видел, чтобы люди веровали в Бога и загробную жизнь. Врач будет преследовать тебя, но ты не бойся и говори всю истину. Господь защитит тебя.
Внезапно я оказался в темном ледяном мешке. Постепенно земная жизнь возвращалась ко мне. Кровь вновь согревала мои члены. Я открыл глаза, пошевелил рукой и прошептал первое после пятидневного сна слово:
- Господи!
Медсестра тут же встрепенулась и побежала за врачом. Мне делали уколы, обкладывали грелками, дивились необычному случаю летаргического сна. А я рассказывал, что видел на том свете.
- Ничего ты не видел. Это болезненный бред, - сказал врач. - И не смей никому об этом рассказывать.
Но я говорил и говорю всем, кто меня слушает, хотя и не все верят.
Сначала меня перевели в другую воинскую часть, потом комиссовали, снабдили справкой
и отправили домой. Теперь я хожу и говорю людям о Боге, о душе, о загробной жизни, блаженстве праведников и мучениях грешников. Иногда при некоторых людях внутренний голос мне не велит говорить, и если я ослушиваюсь, то бываю наказан. Меня вызывают, ругают, угрожают и даже задерживают, но потом отпускают
с миром. Недавно мне через сон было опять извещение от матушки, что через год я должен умереть, и если я не приду сюда, значит, меня уже на земле нет.
Так закончил свой рассказ раб Божий Владимир. Накормил я его чем мог, хотелось дать ему и на дорогу, но он от всего отказался, и мы расстались навсегда.

ЧУДО ПРАВЕДНОГО ИОАННА КРОНШТАДСКОГО
В усыпальнице святого праведного Иоанна Кронштадтского так благодатно: благоговейная тишина, чистота и порядок, всегда много цветов, зажженных свечей, записочек на аналое и под иконой святого праведника. Люди приходят, прикладываются к иконе. Кое-кто читает про себя акафист дорогому батюшке, поет тропарь и кондак святому или сосредоточенно молится. Велика тайна человеческой души, которую знает только Бог да святые, такие, как праведный Иоанн. Дважды в день здесь свершаются молебны. Монахини раздают освященное масло от горящей на гробнице лампады.
Люди приезжают отовсюду: святого Иоанна Кронштадтского знает и любит весь мир. Однажды, два года назад, мартовским утром пришла в храм-усыпальницу женщина и, упав на колени у гробницы, проливая благодарные слезы, долго молилась, возсылая хвалу Богу и батюшке Иоанну за исцеление. Вот что она рассказала о себе.
* * *

Зовут ее Галина. Живут они с мужем в городишке Гуково под Ростовом-на-Дону, растят пятерых детей. Не так давно Галина тяжко заболела.
Обследование выявило тяжелые недуги - полиартрит, рассеянный склероз и межпозвонковую грыжу. Врачи предложили операцию, но Галина отказалась. Муж очень хотел, чтобы жена поправилась: он продал машину и приглашал разных целителей.
Но Галина только отмахивалась: "Не нужны они мне. Господь меня наказал, Господь и поможет". Она отказалась даже от уколов, и вскоре
у нее отнялись ноги. Полгода Галина была практически недвижима, даже умывалась лежа на койке. Муж, скрепя сердце, уходил на работу,
а ее оставлял одну в квартире, закрывая на ключ. Женщина совсем было отчаялась в своем выздоровлении, но продолжала молиться, уповая на волю Божию.
Однажды, когда Галина была дома одна, она
в смутной полудреме увидела, как к ней подошел старец-священник в черной епитрахили и с чашей в левой руке.
- Вставай, Галина, - произнес он. - Молись Богу.
"Откуда он знает мое имя?"- удивилась про себя Галина, а вслух спросила:
- Кто ты?
- Я Иоанн Кронштадтский, - ответил старец, взял ее за руку и помог сесть на кровати. Потом настойчиво повторил: - Вставай. Читай правило - 150 молитв "Богородице Дево, радуйся".
- Как же я буду читать? Со счета собьюсь.
- А ты читай по четкам, а после приезжай ко мне в монастырь.
- А куда? - спросила Галина.
- Найдешь, - ответил старец и скрылся.
Галина тут же встала, с удовольствием умылась, съела просфору и стала искать икону
с изображением старца. Такой не нашлось. А тут и муж вернулся с работы. Увидев исцелившуюся Галину, заплакал от счастья, упал на колени и, кладя поклоны, возблагодарил Господа.
Галина стояла рядышком и тоже молилась.
Спустя некоторое время она, заняв денег, поехала в Новгород: кто-то из соседей сказал ей, что мощи святого Иоанна Кронштадтского находятся там. Приехав, она зашла в церковь и, преклонив перед ракой колени, заплакала и стала вслух благодарить дорогого батюшку за чудесное исцеление. Тут к ней подошла монахиня. Галина и говорит:
- Ваш святой Иоанн Кронштадтский меня исцелил.
- Это мощи святого Варлаама Хутынского, - пояснила ей монахиня. - А мощи святого праведного Иоанна Кронштадтского находятся
в Петербурге в Иоанновском женском монастыре, что на Карповке.
- Вот и хорошо, - обрадовалась Галина. - У меня там дочка в университете учится. Поеду.
В дороге от простуды разболелся зуб, но после молебна в Иоанновском монастыре, когда Галина приложилась к святому Евангелию, боль бесследно прошла. Так Иоанн Кронштадтский дважды помог Галине.
...Еще Галина подробно рассказала о дочери, которую вымолила у Бога. Но, думается, и рассказанного уже достаточно, чтобы воздать хвалу Богу и дорогому батюшке Иоанну Кронштадтскому, который, исполняя волю Отца Небесного, приходит к нам на помощь.
"Красота — это чувство Бога. Природа — икона Бога" преподобный Иоанн Дамаскин
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Ср, 19 авг 2009, 11:35

БОГ ПОРУГАЕМ НЕ БЫВАЕТ
Вот что рассказывала мне дочка одного человека.

Как-то пришел ее отец в дом к знакомой старушке и говорит: «Дюже курить хочется, нет ли у тебя какой-нибудь бумажки - самокрутку сделать». Ну, она и дает ему какой-то пожелтелый лист. Посмотрел мужичок, а это - страничка из Евангелия. «Нехорошо, - промелькнуло в голове, - на табак переводить Святую Книгу». Но желание курить перетянуло. А потом заболел этот человек тяжко. Врачи вроде бы и никакой особенной болезни не находят, а он чахнет и чахнет. Думал уже, что пришла пора умирать. Тогда все, что мог, раздал людям, лежит на печке и ждет, когда дух выйдет. И вдруг входит к нему ясноглазый незнакомый старичок. Встает у печки и участливо спрашивает:

- Болеешь?

- Болею…

- И умрешь, если не покаешься. Разве можно Евангелие на самокрутки переводить… Покайся, тогда Господь тебе даст исцеление.

Старичок ушел. А мужик и задумался, прочувствовал греховность своего поступка. Стал он плакать, скорбеть и, хотя поблизости храма не было и исповедоваться он не мог, Господь за покаяние искреннее послал ему исцеление. Не иначе как сам святитель Николай к нему приходил.

А потом вот еще, что с ним было. Он невенчанным жил со своей женой Анной. И однажды во сне увидел апостолов Петра и Павла. Вокруг них толпа народу стоит, и все слушают проповедь о том, как грешно жить невенчанными. Проснулся он и говорит: «Анна, давай скорее повенчаемся». Повенчались они.

Все это мне рассказывала его дочь лет 30 тому назад, а я вот до сих пор помню, потому что такие рассказы очень укрепляли мою веру в юности. Они накрепко врезались в память, потому как были связаны с реальной жизнью, с конкретными людьми, их личным опытом, а не из книг вычитанным. И теперь, когда я пишу свои записки, я не фантазирую, а вспоминаю то, что мне люди когда-то рассказывали, или то, что со мной самим было.

КАКАЯ У РУССКИХ БЫЛА МОЛИТВА!
Монахиня Августа была уже в преклонных годах, но продолжала петь в монастырском хоре. Пела она басом: у нее было очень низкое контральто, а именно такие голоса держат весь хор. Я стоял с ней рядом на клиросе и пел также басом, но все же выше, чем она. Низкие ноты я брать не мог, а она, восьмидесятилетняя, свободно с этим справлялась. Особенно мне нравилось слушать, как она красиво выводила слова стихов на Престольный праздник Сретения Господня: «Анна Целомудренная, провещает тайная». По телу пробегала дрожь, и невольно чувствовалась в этой древней старице глубокая вера и любовь к Богу. Во время чтения кафизм она сидела с закрытыми глазами и, казалось, спала, но пальцы неустанно перебирали четки - она молилась. А как м.Августа ждала всякий раз Святую Пасху. Все радовалась бывало: «Вот и нынче, говорят, в Иерусалиме сошел благодатный огонь с неба. Слава Богу, Господь с нами».

Чудная была матушка, и любили и уважали ее в монастыре не только за голос и почтенный возраст, но за миролюбивый характер, молитвенность и духовную ревность о спасении души. Добродушная и в то же время строгая была старица. Рассказывала мне однажды, как сподобилась получить благословение о.Иоанна Кронштадтского.

- Я была маленькой девочкой, когда мы, дети, пришли как-то навестить о.Иоанна. Народу вокруг дома его - тьма. Но батюшка был уже сильно болен, и нас не пустили к нему. Тогда, стоя под его балконом, мы стали просить дорогого батюшку выйти к нам и благословить. И к нашей радости, в одной из комнат открылась форточка, в ней показалась благословляющая десница о.Иоанна. Но самого батюшку я так и не видела. А вскоре он умер… А то еще вспоминала м.Августа свою молодость:

- После закрытия нашего монастыря я работала уборщицей в церкви на Смоленском кладбище среди горя и скорбей. Но какая у русского народа была тогда молитва! Вот иду в Великом посту в храме прибраться и вижу - кругом лужи из слез, проливаемых в покаянии скорбящим людом православным. А теперь… посмотришь, - слезинки ни у кого нет, хотя читаются страстные Евангелия. Сердца современных людей - пустыня иссохшая, где ветрами гуляют безстрашие и неверие. Овладел русским народом дух безбожного времени. Ведь нынче на плачущего в церкви смотрят как на болящего, а то как на человека в беде какой или прелести пребывающего. Над целомудрием посмеиваются, как над предрассудком и отсталостью от жизни. Да и сама я такая великая грешница, с окаменелым сердцем пою и славлю Господа, так что же ждать от молодых?..

† † †

Все мы - странники на этой земле, а странник не пребывает в дому вечно. Однажды матушка не пришла на клирос. И я узнал, что у нее обнаружили раковую опухоль. Болела м.Августа недолго и преставилась ко Господу в предреченный ей накануне с неба час. Блажены умирающие о Господе.
"Красота — это чувство Бога. Природа — икона Бога" преподобный Иоанн Дамаскин
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение возвращение надежды » Вт, 25 авг 2009, 12:11

Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди... судия же мне Господь
(1 Кор, 4:3-4)
возвращение надежды

 
Сообщений: 3977
Зарегистрирован: 05.09.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Вт, 25 авг 2009, 19:37

еще одно имя - Луганский батюшка Александр Авдюгин - с 2003 года ведет в сети свой дневник на ЖЖ -
http://rebrik.livejournal.com/

Изображение

"О небольшом православном храме в городе Ровеньки Луганской области четыре года назад узнал весь православный мир. Узнал, когда его настоятель - протоиерей отец Александр впервые заявил о себе во всемирной паутине.

К Богу привела... литература
Настоятель храма во имя праведных Богоотец Иоакима и Анны в городе Ровеньки и Святодуховской церкви в селе Ребриково Луганской области - человек занятой. Успеть надо много: службу отслужить, прихожан духовно поддержать, разобраться с насущными делами, выйти в Интернет и вместе с коллегами отмодерировать православный форум. А еще... выкроить время для новых рассказов. Именно это увлечение литературой двадцать с лишним лет назад и привело его к Богу.

- Однажды инженер по горной автоматике, заходивший в храм Божий лишь потому, что «интересно» и «таинственно», познакомился со священником, - вспоминает отец Александр. - Знакомство бы и не состоялось, не будь у священника в руках последнего выпуска популярного в те годы журнала «Новый мир». Далее инженера крайне озаботили знания «литературного» попа, который, как оказалось, любил читать именно то, что нравилось инженеру. Возникло желание совместить литературную беседу с основной деятельностью понравившегося священника. Вот и совместил, слава Богу!
В 1990-м, после двух поездок в монастырь Оптина Пустынь, инженер Авдюгин принял сан и полностью посвятил себя служению.
Батюшка ведет активную миссионерскую работу в интернете и является редактором региональной газеты «Светилен». С 2003 года отец Александр регулярно пишет в свой дневник на ЖЖ. По словам батюшки, на этот труд его благословил митрополит Луганский и Алчевский Иоанникий.

За хамство и грубость - «баню»!
Сегодня своего блога (интернет-дневника) не ведет только самый ленивый. Но если для большинства людей это развлечение, то для отца Александра - скорее кафедра проповедника.

- Блог на популярном ресурсе «Живой Журнал» я открыл в ноябре 2003 года. - рассказывает батюшка. - О том, что он станет таким известным, даже не подозревал. Просто хотелось поделиться с такими же, как я, православными, своими мыслями, рассказать, чем живет и дышит сегодня скромный приходской священник, попросить совета у более опытных людей.

Сегодня только в списке постоянных читателей блога отца Александра числится более 1200 человек. И это не считая тех, кто просто просматривает его дневник. А просматривают все: православные, католики, протестанты и ни во что не верующие. Читают, спорят, благодарят, советуют. Дневник проповеднический. Вот только проповедь эта - иная, ненавязчивая и добрая.

Вместо того, чтобы, выражаясь мирским языком, «читать нотации», приходской священник делится историями из жизни, скорбит по ушедшим друзьям, советуется с продвинутыми компьютерщиками, искренне радуется тому, что «Зенит» выиграл у «Байера», сетует на житейские проблемы. А люди читают и...

- Что меня радует, приходят к вере, к Богу! - говорит протоиерей.

А в прошлом году ровеньковского батюшку пригласили стать одним из глобальных модераторов крупнейшего мирового православного форума «Kuraev.ru».

- Коллеги говорят, что модератор из меня вышел либеральный: строгости не хватает. Я не возражаю. Терпелив к людям. Но за хамство и грубость запросто могу «забанить» - улыбается отец Александр.

Островки в клоаке
Интернет - вещь специфическая. Любой подключившийся без проблем найдет во всемирной паутине и текст Библии, и руководство по изготовлению бомбы. Неудивительно, что среди верующих не прекращаются споры: должно или не должно «окунаться в эту клоаку».

- В таких случаях я всегда цитирую слова известного российского проповедника, профессора Московской духовной академии диакона Андрея Кураева: «Хорошо, что и в этой клоаке есть островки, пахнущие ладаном», - замечает батюшка. - Признаюсь, когда я только начинал свое миссионерское служение в Интернете, некоторые коллеги посчитали это предосудительным. Один священник, узнав об этом, даже отказался вместе со мной служить. Но со временем пришло понимание. И я от всей души благодарен митрополиту Луганскому и Алчевскому Иоанникию, благословившему меня на этот труд. Православный Интернет сегодня на подъеме и с каждым годом таких вот островков появляется все больше.

«Приходские хроники» - "Размышления сельского священника о жизни, о себе и людях, безыскусные, простые и мудрые, полные доброго юмора, увлекательно и правдиво передают повседневную жизнь современного прихода с его чудесами, горестями и радостями. И одновременно заставляют всерьёз задуматься о вечных истинах: добре и зле, жизни и смерти, грехе и добродетели..."

Изображение

Литературным творчеством отец Александр занимался еще с юности. Однако, по его собственным словам, все это было несерьезно. По-настоящему за писательский труд он взялся, став приходским священником. Сюжеты рассказов подсказывала сама жизнь.

Книга «Приходские хроники» состоит из трех глав: «Самоцветы веры и благочестия», «Приходские хроники» и «Синодики памяти». Деление это, скорее, формальное, потому как рассказы и размышления во всех трех главах посвящены одним темам.

Просто и по-доброму настоятель сельского храма рассказывает о своих прихожанах, живых и покойных, вспоминает свою молодость, когда послушался в Оптиной, с грустью говорит о неизживаемых суевериях и околоцерковном язычестве. Воспоминания перемежаются с проповедями и размышлениями о сегодняшней жизни, о болезнях, о пользе хороших книг, необходимости почитания родителей и вреде осуждения. Некоторые главы посвящены конкретным грехам, они так и называются — «Гнев», «Сребролюбие».

Если вы решили, что перед вами книга, рисующая идиллическую картину жизни провинциального прихода, вы ошиблись. Отец Александр рассказывает о суевериях и языческих традициях, с которыми приходится бороться ежедневно. На страницах «Хроник» священник делится своим заветным желанием — «дожить до тех пор, когда к усопшим нужно будет ездить редко, совершая панихиды по требнику, а крестить так часто, чтобы помнить чинопоследование наизусть». Пока же все чаще приходится отпевать стариков, чем крестить младенцев и венчать молодых.

«Недавно спросил у пары молодоженов: “Почему не венчаетесь?” Ответили, что тогда разводиться будет нельзя. Еще не жили, а уже разводятся».

протоиерей Александр АвдюгинОсновной корпус книги составляют размышления отца Александра о грехах человеческих, воспоминания о прихожанах храма, старичках и старушках, случаи из священнической практики. Например, батюшка пишет о том, как в больнице перепутали покойника, и выяснилось это лишь на отпевании, как жених, «первый парень на селе» во время Венчания чуть в обморок не упал, как шахтеры угольник строили по ночам, чтобы отца-настоятеля удивить и порадовать.

Читать интересно. Рассказы, полные доброго юмора, увлекательно и правдиво передают повседневную жизнь современного прихода с его чудесами, горестями и радостями. Отец Александр пишет о своих прихожанах с любовью и теплом. Каждый человек для него — образ Божий, оригинальный и особенный, о каждом человеке автор рассказывает подробно, подчеркивая присущие лишь ему особенности.

Книга поможет научиться с терпением и любовью относиться к окружающим людям, находить в них добрые черты, ведь, как отмечает автор, «беда начинается тогда, когда мы пытаемся подогнать под себя не окружающую действительность, а тех, кто рядом с нами».

Вот несколько случаев, которые легли в основу рассказов, опубликованных в книге «Приходские хроники»:

Прихожанка Е. на исповеди жалуется, что ее сосед занял у нее десять ведер песка, обещал отдать и не отдал. Она его простила, но вентилятор соседа, которым тот сушит семечки, ему не отдает. «Пусть песок возвернэ», — требует Е.
— Вы ж простили?!
— Простила. Но песка же нема.


Захожу в магазин.
Подростки передо мной. Много.
Один из них.
— Во! Старик Хат-т-т-табыч.
Вырываю из бороды родную волосину и произношу:
— Трах-тибидох...
Вопль:
— Тикай, порчу наведет!
Остаюсь один на один с хохочущим продавцом.


Отпевал старушку в селе, которое и селом уже назвать-то нельзя. На похоронах - несколько бабушек, пару дедов, да родственников немного. Рядом с покойницей сестра ее на палочку оперлась и горюет потихоньку. К концу моей заупокойной службы начала возмущаться, что Бог несправедлив. Спрашиваю у нее, мол, зачем Бога винишь да ругаешь? Она в ответ: «Младшую, Евдоху, вот прибрал, а меня, старшую сестру, оставил!» Посмотрел я на бабулю сокрушенно. А что делать осталось, если особенно и сказать-то нечего? Только вот рядом с гробом, крест кладбищенский стоял, а на нем года жизни усопшей выжжены: 1913-2008. Сколько лет старшей Марии не спрашивал. Иконку ей благословил и попросил до Красной горки не помирать. Мол, дело у меня к ней есть...
Обещалась.

Такие вот случаи и легли в основу рассказов, которых за годы десять последних лет написалось около двухсот..."
(с)
Последний раз редактировалось Айрим Вт, 25 авг 2009, 19:54, всего редактировалось 1 раз.
"Красота — это чувство Бога. Природа — икона Бога" преподобный Иоанн Дамаскин
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение возвращение надежды » Вт, 25 авг 2009, 19:53

Айрим
:wub: :angel:
Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди... судия же мне Господь
(1 Кор, 4:3-4)
возвращение надежды

 
Сообщений: 3977
Зарегистрирован: 05.09.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Mira » Вт, 25 авг 2009, 21:37

Айрим
:approve: :wub: :wub: :wub: :rose:
Да, и моя жизнь полосатая, но она не зебра, а радуга.
Mira

 
Сообщений: 8397
Зарегистрирован: 14.01.08
Откуда: Germany
О себе: ღ(ℒℴѵℯ)ღ

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Чт, 27 авг 2009, 08:33

возвращение надежды
Mira
:smile: :wub:
в "Хрониках" есть момент почти по ДК )))

"...святые отцы определили, что у завистливых, злых и унывающих обычно больны печень и почки, у обидчивых и принимающих все близко к сердцу - бронхи, легкие и сердце, у не умеющих прощать и думающих не о том, что надо - голова, а у властных и категоричных обязательно проблемы с желудком..."
"Красота — это чувство Бога. Природа — икона Бога" преподобный Иоанн Дамаскин
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Mira » Сб, 19 сен 2009, 00:42

Айрим писал(а):
"...святые отцы определили, что у завистливых, злых и унывающих обычно больны печень и почки, у обидчивых и принимающих все близко к сердцу - бронхи, легкие и сердце, у не умеющих прощать и думающих не о том, что надо - голова, а у властных и категоричных обязательно проблемы с желудком..."

:approve: очень интересно :wub:
Да, и моя жизнь полосатая, но она не зебра, а радуга.
Mira

 
Сообщений: 8397
Зарегистрирован: 14.01.08
Откуда: Germany
О себе: ღ(ℒℴѵℯ)ღ

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Helenka » Чт, 07 янв 2010, 02:30

Борис Ширяев.
Рождество на Соловках (из книги "Неугасимая лампада")

"Незабываемое Рождество Христово провел в лагере на Соловках православный писатель Борис Ширяев, автор книги "Неугасимая лампада", на нарах на третьем этаже общежития в руинах Преображенского собора. В одной с ним келии, прежде устроенной на двух монахов, ютилось шесть человек: "Парижанин" Миша Егоров, московский купец-старообрядец Вася Овчинников, турок коммерсант-контрабандист Решад-Седад, старый немецкий барон Риттер фон Риккерт дер Гельбензандт, бывший протестантом, и католик вольный шляхтич Свида Свидерский, герба Яцута.

Шестым в келье был я. По странной случайности мы все были не только разных вероисповеданий, но и религиозного воспитания. Вася Овчинников - истинный старообрядец, Решад - правоверный мусульманин, барон - умеренный, как и во всем, лютеранин, пан Стась - фанатичный католик, я- православный, с налетом тогда деизма, Миша Егоров - полный и убежденный атеист-эпикуреец.
Однажды, в декабрьский вечер, случилось так, что мы все шестеро собрались в келью довольно рано.
- А знаете, ведь сегодня 15 декабря. Через 10 дней - Рождество, - сказал Миша, оглядывая всех нас.
- Тебе-то, атеисту, до этого какое дело? - возразил Овчинников, не прощавший безверия другу и однокашнику.
- Как - какое? - искренне изумился Миша. - А елка?
- Елка? А Секирку знаешь? Елки, брат, у вас в Париже устраивают, а социалистическая пенитенциария им другое название определила, - кольнули мы Мишу его партийным прошлым.
- А мы и здесь свой Париж организуем! Собственное рю Дарю! Замечательно будет, - одушевился Миша. - После поверки в келью никто и не заглянет - Дверь забаррикадируем, окно на третьем этаже - хоть молебен служи! Елочку, небольшую, конечно, срубишь ты. Через ворота нести нельзя - возбудит подозрение. А мы вот что сделаем: я на угловую башню залезу и бечевку спущу. Ты, возвращаясь, привяжи елку, а я вздерну. В темноте никто не заметит.
Идея была заманчива. Вернуться хоть на час в безвозвратно ушедшее, пожить в том, что бережно хранится у каждого в сокровенном уголке памяти.
- Но ведь еще надо один священник - вышел из своего обычного оцепенения барон. - Это Рождество, Heilige Nacht - Надо молиться - Я, конечно, могу читать молитвы, но по-немецки. Вам будет, как это? Непонимаемо?
- Да, попа надо, - раздумчиво согласился Миша. - Мне-то, конечно, это безразлично, но у нас всегда в сочельник попа звали - Без попа как-то куце будет. Не то!..
- Вопрос в том - какого? Мы-то, как на подбор, все разноверцы.
- Россия есть православный империя, - барон строго обвел всех своими оловянными глазами и для убедительности даже поднял вверх высохший, как у скелета, указательный палец, - Россия имеет православный религион!
- Пан ксендз Иероним, конечно, не сможет. Он будет занят - Пусть служит русский.
- Далековато от нас Рогожское-то, - улыбнулся Вася Овчинников, - пожалуй, не поспеем оттуда нашего привезти!
- Решено. Вопрос лишь, кого из священников, - резюмировал я. - Никодима-утешителя?

- Ясно, его! По все статьям, - отозвался Миша. - Во-первых, он замечательный парень, а во вторых, голодный. Покормим его для праздника. "Замечательному парню", как назвал его Миша, отцу Никодиму было уже лет под 80, и парнем он вряд ли был, но замечательным он был действительно. Его знали все заговорщики, и кандидатура была принята единогласно.
Подготовка к запрещенной тогда и на материке и на Соловках рождественской елке прошла как по маслу. Решад задумал изумить всех своим искусством и, оставаясь до глубокой ночи в своей мастерской, никому не показывал изготовленного. - Все будет как первый сорт, - твердил он в ответ на вопросы, - живой товар! Я все знает, что тэбэ нада. Всякий хурда-мурда! И рыбка, и ангел.
- А у вас, у басурманов, разве ангелы есть? - с сомнением спросил Вася.
- Савсэм ишак ты! - возмутился турок. - Как может Аллах быть без ангел? Один Бог, один ангел для всех! И фамилия та же самая: Габараил, Исмаил, Азараил. Савсэм одинаково!Миша также держал в тайне свои приготовления, и лишь Вася Овчинников с бароном открыто производили свои химические опыты, стараясь отбить у ворвани ее неприятный запах. Химики они были плохие, и по коридору нестерпимо несло прелой тюлениной.
В сочельник я срубил елочку и, отстав от возвращавшихся лесорубов, привязал ее к бечеве в условленном месте, дернул, и деревцо поползло вверх по заснеженной стене.

Когда, обогнув кремль и сдав топор дежурному, я вошел в свою келью, елочку уже обряжали. Хлопотали все. Решад стоял в позе триумфатора, вынимая из мешка рыбок, домики, хлопушки, слонов. Он действительно превзошел себя и в мастерстве и в изобретательности. Непостижимо, как он смог изготовить все это, но его триумф был полным. Каждую вещь встречали то шепотом, то кликами восторга. Трогательную детскую сказку рассказывали нам его изделия.

Теснились к елке, к мешку, толкались, спорили. Миша, стремившийся всегда к модернизму, упорно хотел одеть в бумажную юбочку пляшущего слона, уверяя, что в Париже это произвело бы шумный эффект. - Дура ты монпарнасская, - вразумлял его степенный Овчинников, - зеленые слоны еще бывают, допиваются до них некоторые, но до слона в юбке и допиться никому не удавалось - хотя бы и в Париже!
На вершине елки сиял - нет, конечно, не советская звезда, а венец творчества Решада - сусальный вызолоченный ангел.
Украсив елку, мы привели в порядок себя, оделись во все лучшее, что у нас было, выбрились, вымылись. Трудновато пришлось с бароном, имевшим лишь нечто покрытое латками всех цветов, бывшее когда-то пиджаком, но Миша пришел на помощь, вытащив из своего чемодана яркий до ослепительности клетчатый пиджак.

- Облачайтесь, барон! Последний крик моды! Даже не Париж, а Лондон- Модель!
Рукава были несколько коротки, в плечах жало, но барон сиял и даже как будто перестал хромать на лишенную чашечки ногу.
- Сервируем стол, - провозгласил Миша, и теперь настал час его торжества. - Становись конвейером!
В азарте сервировки стола мы и не заметили, как в келью вошел отец Никодим. Он стоял уже среди нас, и морщинки его улыбки то собирались под глазами, то разбегались к седой, сегодня тщательно расчесанной бороде. Он потирал смерзшиеся руки и ласково оглядывал нас.
- Ну, пора и начинать. Ставь свою икону, адамант! Бери требник, отче Никодимче!

На угольном иноческом шкапчике-аналое, служившем нам обычно для дележки хлебных порций, были разостланы чистые носовые платки, а на них стал темный древесный образ Нерукотворного Спаса, сохраненный десятком поколений непоколебимого в своей вере рода Овчинниковых.

Но лишь только отец Никодим стал перед аналоем и привычно кашлянул, вдруг "бегемот", припиравший дверь, заскрипел и медленно пополз по полу. Дверь приоткрылась, и в щель просунулась голова дежурного по роте охранника, старого еврея Шапиро, бывшего хозяйственника ГПУ, неизвестно за что сосланного на Соловки.
"Попались! Секирка неизбежна, а зимой там верная смерть", - пронеслось в мозгах у всех, кроме разве что барона, продолжавшего стоять в позе каменной статуи.

- Ай-ай!.. Это-таки настоящее Рождество! И елка! И батюшка! И свечечки! Не хватает только детишек - Ну, и что? Будем сами себе детишками!

Мы продолжали стоять истуканами, не угадывая, что сулит этот визит. Но по мере развития монолога болтливого Шапиро возрастала и надежда на благополучный исход.
- Да. Что же тут такого? Старый Аарон Шапиро тоже будет себе внучком. Отчего нет? Но о дежурном вы все-таки позабыли. Это плохо. Он тоже человек и тоже хочет себе праздника. Я сейчас принесу свой пай, и мы будем делать себе Рождество, о котором будем знать только мы, одни мы.

Голова Шапиро исчезла, но через пару минут он протиснулся в келью целиком, бережно держа накрытую листком бумажки тарелку.
- Очень вкусная рыба, по-еврейски фиш, хотя не щука, а треска - Сам готовил! Я не ем трефного. Я тоже верующий и знаю закон. Все евреи верующие, даже и Лейба Троцкий. Но, конечно, про себя. Это можно. В Талмуде все сказано, и ученые ребби знают. Батюшка, давайте молиться Богу!
- Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков! Аминь.
- Amen, - повторил деревянным голосом барон.
- Amen, - шепотом произнес пан Стась.
Отец Никодим служил вполголоса. Звучали простые слова о Рожденном в вертепе, об искавших истины мудрецах и о только жаждавших ее простых, неумудренных пастухах, приведенных к пещере дивной звездой.
Электричество в келье было потушено. Горела лишь одна свечка перед ликом Спаса, и в окнах играли радужные искры величавого сполоха, окаймлявшего торжественной многоцветной бахромой темную ризу усыпанного звездами неба. Они казались нам отблесками звезды, воссиявшей в мире Высшим Разумом, перед которым нет ни эллина, ни иудея...
Отец Никодим читал Евангелие по-славянски. Методичный барон шепотом повторял его по-немецки, заглядывая в свой молитвенник. Стоявшего позади всех шляхтича порой слышалась латынь. На лице атеиста Миши блуждала радостная детская улыбка.
- С наступающим праздником! - поздравил нас отец Никодим. И потом совсем по-другому, по-домашнему: - Скажите на милость, даже кутью изготовили. Подлинное чудо!
Все тихо, чинно и как-то робея, словно стыдясь охватившего их чувства, сели за стол, не зная, с чего начать. Выпили по первой и повторили. Разом зарумянившийся барон фон Риккерт, встав и держа в руке рюмку, затянул Stille Nacht, Heilige Nacht, а Решад стал уверять всех, что:

- По-турецки тоже эта песня есть, только слова другие.
Потом все вместе тихо пропели "Елочку", дополняя и импровизируя забытые слова, взялись за руки и покружились вокруг зажженной елки. Ведь в ту ночь мы были детьми, только детьми, каких Он звал в свое царство Духа, где нет ни эллина, ни иудея.
Когда свечи догорели, и хозяйственный Вася собрал со стола остатки пира, отец Никодим оглядел все изделия Решада своими лучистыми глазами и даже потрогал некоторые.
- Хороша елка, слов нет, а только у нас на Полтавщине обычай лучше. У нас в этот день вертеп носят. Теперь, конечно, мало, а раньше, когда я в семинарии был, и мы, бурсаки, со звездою ходили. Особые вирши пели для этого случая. А вертепы-то какие выстраивали - чудо механики! Такое устроят бурсаки, что звезда по небу ходит, волхвы на коленки становятся, а скоты вертепные, разные там - и овцы, и ослята, и верблюды - главы свои пред Младенцем преклоняют, а мы про то поем.
- Скоты-то чего же кланяются? - удивился Миша. - Они что понимают?

- А как же, - всем лицом засветился отец Никодим, - понимать не понимают, а сочувствуют. Потому и они - твари Божие. Даже и древо безгласное и то Радость Господню приемлет. Апокрифическое предание о том свидетельствует. Как же скотам-то не поклониться Ему в вертепе?
- Поклонился же Ему сегодня ты - скот в вертепе.
- Ты иногда не так уж глуп, как кажешься, адамант, - не то раздумчиво, не то удивленно ответил Миша своему другу.
'Ни на Небе, ни на Земле нет ничего драгоценнее Любви.' (Св. Ефрем Сирин)
Helenka

 
Сообщений: 5380
Зарегистрирован: 26.12.08
Откуда: Киев

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение kolobok » Ср, 06 окт 2010, 20:16

Айрим, нашла в инете эту книгу, прочитала на одном дыхании и побежала бегом крестик в церковь покупать на последние деньги а спустя некоторе время и книгу купила. Спасибо за Ващу ссылку.
kolobok

 
Сообщений: 506
Зарегистрирован: 16.12.09

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Indra1 » Ср, 06 окт 2010, 20:43

Айрим, куда ты пропала? :smile: :wub:
Indra1

 
Сообщений: 55
Зарегистрирован: 06.07.10

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Indra1 » Ср, 06 окт 2010, 20:44

Мне эта книга тоже много дала, Спаси Господи!
Indra1

 
Сообщений: 55
Зарегистрирован: 06.07.10

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Mira » Чт, 15 сен 2011, 08:24

:ugu: :wub: :ugu:
Да, и моя жизнь полосатая, но она не зебра, а радуга.
Mira

 
Сообщений: 8397
Зарегистрирован: 14.01.08
Откуда: Germany
О себе: ღ(ℒℴѵℯ)ღ

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Айрим » Ср, 19 окт 2011, 16:09

Священник Александр Дьяченко

Из ЖЖ:
Я уже в таком возрасте, когда сплошь и рядом уходить из жизни те, кого я лично знал целые десятилетия. Вспоминаю, какие это были люди, как мы относились друг ко другу. Всегда вежливо, с лёгкй шуткой и пожеланием "всего хорошего".
Иногда, в конце жизни человека покидает разум. И тогда он становится словно ребёнок. Смотришь, идёт за женой, точно телок, только без верёвочки. Помню одного бывшего начальника, нормальноый, вроде, человек, а под конец жизни превратился в монстра. Если общался, то только орал, а если орал, то только матом. При жизни он таким никогда не был.
А однажды пришёл к знакомой женщине, голова у неё уже тоже "улетела", но сколько же в ней оставалось добра. Само воплощение любви.
Что это? Суд до суда?
Наверняка там, куда мы пойдём путём сени смертной, наша постоянная привычка "казаться" исчезнет. И мы останемся такими какие есть на самом деле. И вот по этому сухому остатку о нас и станут судить - кто есть Кто или что.
http://alex-the-priest.livejournal.com/

книга рассказов «Плачущий Ангел»

Мой приятель Витька

«Всякое дыхание…»

Краеугольный камень

«Возлюби ближнего своего»

Велосипед

Время не ждет

Cамый счастливый день

http://www.pravmir.ru/moj-priyatel-vitka/
"Красота — это чувство Бога. Природа — икона Бога" преподобный Иоанн Дамаскин
Айрим

 
Сообщений: 6198
Зарегистрирован: 16.02.06

Re: Непридуманные рассказы

Сообщение Helenka » Пт, 16 дек 2011, 15:22

Айрим писал(а):Иван Ильин

Книга тихих созерцаний


:approve:

В чем смысл жизни

Итак, ты думаешь, что можно прожить без любви: сильною волею, благою целью, справедливостью и гневной борьбой с вредителями? Ты пишешь мне: «О любви лучше не говорить: ее нет в людях. К любви лучше и не призывать: кто пробудит ее в черствых сердцах?»…

Милый мой! Ты и прав, и не прав. Собери, пожалуйста, свое нетерпеливое терпение и вникни в мою мысль.

Нельзя человеку прожить без любви, потому что она сама в нем просыпается и сама им овладевает. И это дано нам от Бога и от природы. Нам не дано произвольно распоряжаться в нашем внутреннем мире, удалять одни душевные силы, заменять их другими и насаждать новые, нам не свойственные. Можно воспитывать себя, но нельзя сломать себя и построить заново по своему усмотрению. Посмотри, как протекает жизнь человека. Ребенок применяется к матери — потребностями, ожиданием, надеждою, наслаждением, утешением, успокоением и благодарностью; и когда все это слагается в первую и нежнейшую любовь, то этим определяется его личная судьба. Ребенок ищет своего отца, ждет от него привета, помощи, защиты и водительства, наслаждается его любовью и любит его ответно; он гордится им, подражает ему и чует в себе его кровь. Этот голос крови говорит в нем потом всю жизнь, связывает его с братьями и сестрами, и со всем родством. А когда он позднее загорается взрослою любовью к «ней» (или, соответственно, она к «нему»), то задача состоят в том, чтобы превратить это «пробуждение природы» в подлинное «посещение Божие» и принять его как свою судьбу. И не естественно ли ему любить своих детей тою любовью, которой он в своих детских мечтаниях ждал от своих родителей?.. Как же обойтись без любви? Чем заменить ее? Чем заполнить страшную пустоту, образующуюся при ее отсутствии?

Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная выбирающая сила в жизни. Жизнь подобна огромному, во все стороны бесконечному потоку, который обрушивается на нас и несет нас с собою. Нельзя жить всем, что он несет; нельзя отдаваться этому крутящемуся хаосу содержаний. Кто попытается это сделать, тот растратит и погубит себя: из него ничего не выйдет, ибо он погибнет во всесмешении. Надо выбирать: отказываться от очень многого ради сравнительно немногого; это немногое надо привлекать, беречь, ценить, копить, растить и совершенствовать. И этим строить свою личность. Выбирающая же сила есть любовь: это она «предпочитает», «приемлет», «прилепляется», ценит, бережет, домогается и блюдет верность. А воля есть лишь орудие любви в этом жизненном делании. Воля без любви пуста, черства, жестка, насильственна и, главное, безразлична к добру и злу. Она быстро превратит жизнь в каторжную дисциплину под командой порочных людей. На свете есть уже целый ряд организаций, построенных на таких началах. Храни нас Господь от них и от их влияния… Нет, нам нельзя без любви: она есть великий дар — увидеть лучшее, избрать его и жить им. Это есть необходимая и драгоценная способность сказать «да», принять и начать самоотверженное служение. Как страшна жизнь человека, лишенного этого дара! В какую пустыню, в какую пошлость превращается его жизнь!

Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная творческая сила человека.

Ведь человеческое творчество возникает не в пустоте и протекает не в произвольном комбинировании элементов, как думают теперь многие верхогляды. Нет, творить можно, только приняв богозданный мир, войдя в него, вросши в его чудесный строй и слившись с его таинственными путями и закономерностями. А для этого нужна вся сила любви, весь дар художественного перевоплощения, отпущенный человеку. Человек творит не из пустоты: он творит из уже сотворенного, из сущего, создавая новое в пределах данного ему естества — внешне-материального и внутренне-душевного. Творящий человек должен внять мировой глубине и сам запеть из нее. Он должен научиться созерцать сердцем, видеть любовью: уходить из своей малой личной оболочки в светлые пространства Божии, находить в них Великое — сродное — сопринадлежащее, вчувствоваться в него и создавать новое из древнего и невиданное из предвечного. Так обстоит во всех главных сферах человеческого творчества: во всех искусствах и в науке, в молитве и в правовой жизни, в общении людей и во всей культуре. Культура без любви есть мертвое, обреченное и безнадежное дело. И все великое и гениальное, что было создано человеком, — было создано из созерцающего и поющего сердца.

Нельзя человеку прожить без любви, потому что самое главное и драгоценное в его жизни открывается именно сердцу. Только созерцающая любовь открывает нам чужую душу для верного, проникновенного общения, для взаимного понимания, для дружбы, для брака, для воспитания детей. Все это недоступно бессердечным людям. Только созерцающая любовь открывает человеку его родину, т.е. его духовную связь о родным народом, его национальную принадлежность, его душевное и духовное лоно на земле. Иметь родину есть счастье, а иметь ее можно только любовью. Не случайно, что люди ненависти, современные революционеры, оказываются интернационалистами: мертвые в любви, они лишены и родины. Только созерцающая любовь открывает человеку доступ к религиозности и к Богу. Не удивляйся, мой милый, безверию и маловерию западных народов: они приняли от римской церкви неверный религиозный акт, начинающий с воли и завершающийся рассудочной мыслью, и, приняв его, пренебрегли сердцем и утратили его созерцание. Этим был предопределен тот религиозный кризис, который они ныне переживают.

Ты мечтаешь о сильной воле. Это хорошо и необходимо. Но она страшна и разрушительна, если не вырастает из созерцающего сердца. Ты хочешь служить благой цели. Это верно и превосходно. Но как ты увидишь свою цель, если не сердечным созерцанием? Как ты узнаешь ее, если не совестью своего сердца? Как соблюдешь ей верность, если не любовью? Ты хочешь справедливости, и мы все должны ее искать. Но она требует от нас художественной индивидуализации в восприятии людей; а к этому способна только любовь. Гневная борьба с вредителями бывает необходима, и неспособность к ней может сделать человека сентиментальным предателем. Но гнев этот должен быть рожден любовью, он должен быть сам ее воплощением для того, чтобы находить в ней оправдание и меру…

Вот почему я сказал, что ты «и прав и не прав».

И еще: я понимаю твое предложение «лучше о любви не говорить». Это верно: надо жить ею, а не говорить о ней. Но вот посмотри: в мире раздалась открытая и безумная пропаганда ненависти; в мире поднялось упорное и жестокое гонение на любовь — поход на семью, отрицание родины, подавление веры и религии. Практическая бессердечность одних увенчалась прямою проповедью ненависти у других. Черствость нашла своих апологетов. Злоба стала доктриною. А это означает, что пришел час заговорить о любви и встать на ее защиту.

Да, в людях мало любви. Они исключили ее из своего культурного акта: из науки, из веры, из искусства, из этики, из политики и из воспитания. И вследствие этого современное человечество вступило в духовный кризис, невиданный по своей глубине и по своему размаху. Видя это, понимая это, нам естественно спросить себя: кто же пробудит любовь в черствых сердцах, если она не пробудилась от жизни и слова Христа, Сына Божия? Как браться за это нам, с нашими малыми человеческими силами?

Но это сомнение скоро отпадает, если мы вслушаемся в голос нашего сердечного созерцания, уверяющего нас, что Христос и в нас и с нами…

Нет, мой милый! Нельзя нам без любви. Без нее мы обречены со всей нашей культурой. В ней наша надежда и наше спасение. И как нетерпеливо я буду ждать теперь твоего письма с подтверждением этого.
'Ни на Небе, ни на Земле нет ничего драгоценнее Любви.' (Св. Ефрем Сирин)
Helenka

 
Сообщений: 5380
Зарегистрирован: 26.12.08
Откуда: Киев

Пред.След.

Вернуться в Христианство

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1